– Что же ты, Танечка, терпишь такое? Не пускай зверя в дверь! – учила жизни соседка, доставая очередной маринованный огурчик из банки, – он же руку на тебя… и не только руку, – с набитым ртом пыталась выговорить Кристина.

Татьяна грустно вздыхала, разглядывая на своей тарелке отварную картошку, к которой она так и не притронулась.

– Как не пьёт, так человек человеком же! И создаётся ощущение нормальной жизни.

– А дети пойдут, тоже будешь от гулянки до гулянки жить? Такие мужики только вниз скатываются. Вон у Машки с третьего подъезда опять мужика посадили. Не меняются те, кому суждено.

– Ты сравнила! – испуганно выпалила Таня, – мой иногда срывается,…. раз в три месяца, ну в два.

– В-о-от, уже раз в два месяца, – соседка многозначительно подняла указательный палец левой руки вверх, пока доставала очередной огурчик.

Татьяна не сразу осознала, что её жизнь больше будет прежней, и что не она причина такого поведения мужа. Два года совместной жизни прошли вполне благополучно. Слава, бывало, выпивал с друзьями, но когда возвращался домой, то ложился спать и вел себя тихо-мирно. До прошлого года.

В прошлом году на прежнем месте работы прошли существенные изменения – уволили почти двадцать процентов работников, а те, что остались, были вынуждены брать на себя дополнительные обязанности. Вячеслав приходил домой, и прямо с порога начинал жаловаться. Обвинял всех и вся, бурчал и возмущался. А Таня, с присущим ей спокойствием, молча выслушивала или соглашалась.

Но однажды Слава пришёл в пятницу домой уже “в приподнятом настроении” и не лёг спать по обыкновению, а прошёл на кухню и продолжил. Продолжал все выходные. А в воскресенье вечером на замечание жены ответил. Но не словом. Делом. Татьяна в первый раз оказалась в такой ситуации. Единственно верным ответом на свой вопрос “Почему это произошло?” посчитала своё поведение. Нельзя к мужу приставать и указывать, как ему быть/жить. Стерпела и промолчала, замазывая синяки тональным кремом.

В понедельник муж написал на работе заявление на увольнение и снова ушёл в запой. Увольнение и молчание жены – две неожиданно соединившиеся причины и стали для Вячеслава отправной точкой. Точкой не возврата. Татьяна эту точку достигла намного позже.

– О, твоя животинка? – поинтересовалась Кристина, прощаясь на лестничной площадке и заметив полосатого котёнка, жмущегося к ступеньке.

– Нет, не мой, – пожала плечами Таня, – может соседки.

Таня закрыла за Кристиной дверь и занялась своими делами. Муж пришёл поздно вечером, злой и расстроенный. В последнее время он подрабатывал в такси. Работы было мало, соответственно денег тоже.

– Поесть дай, весь день голодный! – требовательно, почти приказным тоном, сказал муж и сел на табурет за стол.

– Мой руки, – ответила Таня и взяла в руки тарелку.

– Почему суп пустой, где мясо? – гневно оттолкнул тарелку Слава.

– Если заработал сегодня денег, то куплю завтра мяса, приготовлю.

Таня не успела договорить, как тарелка с супом полетела в неё, облив горячим содержимым и громко звякнула, разбившись об пол.

Таня, почему-то, подумала, что он нечаянно и бросилась поднимать осколки. Но тарелка была только началом. Таня даже не кричала. Телефонный звонок отвлёк мужа. Он, видимо, принял очередной заказ на поездку и ушёл из дома.

Таня долго сидела на кухонном полу, собирая осколки. Слёз не было. Сил тоже. Через два часа Таня услышала тихое скрежетание где-то в районе замочной скважины.

Она забралась на кровать и стала ждать, когда муж войдёт. Ей всё казалось, что дверь сейчас откроется, вот сейчас… Но звуки не прекращались, а только нарастали. Ощущение безысходности тоже нарастало. В горле запершило и из глубины поднялся комок. Потом звуки затихли. Таня немного расслабилась. Но звук возник снова. А потом послышался тоненький писк.

– Котёнок! – догадалась Таня.
Она приоткрыла дверь и увидела полосатое чудо, мяукающее у двери. Котенок не стал ждать приглашения, а быстро заскочил в квартиру.

“Ну вот, Кристина, а ты говорила, не пускай зверя в дверь. Как его тут не пустишь, если он сам заскочил, – Таня улыбнулась сама себе.

В этот момент Татьяна отчётливо поняла, что боится. И страх этот оправдан. Жить дальше так она уже не хотела. Решение было принято.

Таня налила в блюдце суп котёнку, а сама взяла большую сумку и принялась складывать туда свои вещи. Собралась за пять минут. Взяла на руки котёнка, сумку и вышла из квартиры, в которую больше никогда не возвращалась. Ушла начинать жизнь с чистого листа.